Форум  

Вернуться   Форум "Бней Ноах - Ноахид.ру" > Иудаизм > Иудеи в истории человечества

Объявления
  • Здравствуйте гость!
Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 02.03.2017, 23:29   #1
Сергей Чевычелов
Форумчанин
 
Регистрация: 26.02.2017
Сообщений: 60
По умолчанию Исторические реминисценции из блога Сергея Чевычелова

Исторические реминисценции 1.

Ирод решил собрать для Антония отборное вспомогательное войско, потому что страна Ирода давно уже давала обильные урожаи, а сам царь достиг значительного благосостояния. Впрочем, Антоний отклонил эту помощь и [вместо того] предложил Ироду вступить в борьбу с царем арабским, недобросовестность которого по отношению к нему и к Клеопатре уже была известна ему. Этого также желала Клеопатра, рассчитывая сама выиграть, если те ослабят друг друга. Ввиду такого поручения со стороны Антония Ирод вернулся восвояси, но не отпускал еще своего войска, чтобы немедленно вторгнуться в пределы Аравии. Поэтому он приготовил значительные конные и пешие отряды и двинулся к Диосполису, где его уже поджидали арабы, которые успели узнать о готовящейся против них войне. В ожесточенной последовавшей затем битве победителями остались иудеи. После этого в Кане, местности Келесирии, собралось огромное арабское войско. Заранее об этом извещенный, Ирод явился туда во главе ядра своего войска и, приблизившись к Кане, решил расположиться там лагерем, чтобы в удобный момент вступить в бой. Пока он был занят этим, иудейское войско стало кричать, что довольно потеряно времени и что следует идти на арабов. Войско желало немедленно вступить в бой с врагами, потому что оно уповало на свою отличную боевую готовность и потому что особенно храбрились все те, которые участвовали в победоносной первой схватке с арабами.
При такой явной и шумной воинственности царь решил воспользоваться пылом своего войска и, уверяя солдат, что не желает стеснять их мужество, выехал в полном вооружении вперед, тогда как все остальные следовали за ним в боевом порядке. Тотчас арабов обуял ужас; хотя они сперва и оказали некоторое сопротивление, однако, увидав непоколебимость и отчаянную решимость врагов, большинство их дрогнуло и побежало. Арабы наверное погибли бы при этом случае, если бы [некий] Афенион не навредил Ироду и иудеям. Будучи военачальником над той частью Аравии, которая находилась в зависимости от Клеопатры, и [постоянно] враждуя с Иродом, он не стал равнодушно смотреть на ход событий, но решил держаться в стороне, если победителями выйдут арабы, а в случае их поражения, как то и было на самом деле, напасть на иудеев во главе отряда, заранее выбранного и приготовленного к бою. И вот, когда иудеи успели утомиться и уже считали себя победителями, он внезапно напал на них и стал избивать их. Дело в том, что иудеи уже успели израсходовать весь запас энергии в борьбе с явными врагами, да и слишком беспечно пользовались своею победою над ними. Поэтому они потерпели поражение от быстрого натиска врагов и понесли тяжкие утраты в этой неудобной для кавалерии гористой местности, к которой нападающие, однако, привыкли. Видя поражение иудеев, арабы также вновь собрались с силами, вернулись еще раз и стали избивать уже обратившихся в бегство иудеев.
Таким образом всюду происходила ожесточенная резня, а из тех, кто успел спастись, немногие вернулись назад в лагерь. Видя такой исход битвы. Ирод немедленно поехал за помощью; однако он не успел вовремя вернуться, потому что лагерь иудеев был уже взят и арабы немало радовались, что им неожиданно удалось одержать такую победу над грозным врагом и уничтожить столь значительное неприятельское войско. После этого Ирод принялся за грабежи и, делая частые набеги на страну арабов, наносил им крупный вред. При этом он располагался станом на горах, но воздерживался от открытого боя. Беспокоя и расстраивая врагов своими постоянными набегами, он вместе с тем заботился также о том, чтобы всячески исправить урон, нанесенный его воинам. В это время между Цезарем и Антонием произошла также битва при Акции, а именно в седьмой год царствования Ирода. Тогда же страну иудеев постигло небывалое дотоле землетрясение, результатом которого была массовая гибель скота. Также погибло до тридцати тысяч человек под развалинами рушившихся зданий. Впрочем, одни только солдаты, жившие под открытым небом, не потерпели при этом никакого урона. Когда о том узнали арабы от тех людей, которые сообщением этих сведений хотели особенно выслужиться перед ними, то арабы еще более возгордились, полагая, что теперь, после постигшего неприятельскую страну бедствия и погибели стольких людей, им уже нетрудно будет овладеть этою страною. Они даже схватили посланников иудейских (явившихся для заключения с ними, после всего случившегося, мира) и убили их, чтобы затем с отчаянною храбростью двинуться на само войско иудеев. Однако иудеи не решились встретить нападение врагов, отчасти потому, что впали в оцепенение после стольких бедствий, отчасти же и еще более потому, что не забыли недавнего поражения; поэтому у них не было уже никакой надежды победить арабов в открытом бою, тем более, что нельзя было рассчитывать на помощь единоплеменников, столь тяжко у себя дома пострадавших. В таком положении царь старался всячески образумить военачальников и пытался ободрить тех, которые совершенно пали духом. Когда ему удалось успокоить и ободрить главнейших между ними, он решился обратиться также к войску. Этого он не посмел раньше, чтобы при таких грустных обстоятельствах не возбудить его еще более. Теперь же он обратился к солдатам со следующею речью:
«Я, люди, отлично понимаю, что в настоящее время произошло многое такое, что препятствует нашему преуспеванию; вполне естественно, что даже самые храбрые люди при таких обстоятельствах теряют свое мужество. Однако, так как война теперь неизбежна и постигшие нас бедствия не таковы, чтобы одним славным подвигом нельзя было поправить все сделанное, я решился поговорить с вами и указать, каким образом вы сможете вновь явить свою прежнюю, врожденную вам храбрость. Сперва я желаю объяснить вам всю правоту этой нашей войны, к которой мы вынуждены благодаря наглости наших врагов. Если вы об этом хорошенько подумаете, то это должно быть для вас главною побудительною причиною в храбрости. После этого я намерен доказать вам, что постигшие нас теперь бедствия вовсе уже не так страшны и что у нас есть немало надежды на победу.
Итак, я начну с первого пункта, причем беру вас в свидетели правильности моих слов. Вы, конечно, знаете беззаконный образ действий арабов, которые всегда и всюду отличаются вероломством, как то и естественно в варварах, не знающих Господа Бога. Особенно же они насолили нам своим корыстолюбием, своею завистливостью и своими коварными интригами. Зачем мне много говорить об этом? Кто другой, как не мы, спасли их от опасности потерять власть и подпасть под иго Клеопатры? Только моя дружба с Антонием и расположение его к нам было причиною того, что их не постигли слишком тяжелые бедствия, так как Антоний старательно избегал предпринимать все такое, что могло бы возбудить наше подозрение. Когда же Антоний пожелал предоставить Клеопатре по части наших обоюдных владений, я также уладил это дело, одарив его из своих средств богатыми подарками и снискав обоим дальнейшую безопасность. Расходы по этому делу я также взял на себя, выплатив двести талантов и поручившись [за арабов] в такой же сумме. Эти деньги должны были бы пасть на всю страну, а теперь мы освобождены от этого платежа. Если уже несправедливо, чтобы иудеи платили кому-нибудь подати или поземельные налоги, то еще более неосновательно, чтобы мы платили таковые за тех, кого мы сами выручили. Особенно это относится к арабам, которые, по собственному признанию, удержали за собою свою независимость благодаря нам и которые теперь желают лишить нас всего и обидеть нас, причем мы не враги их, но друзья. Если верность должна иметь место относительно самых ярых врагов, то тем более она неизменно должна быть соблюдаема по отношению к друзьям. Впрочем, это не относится к арабам, которые на первом плане преследуют одну свою личную выгоду, причем не отступают даже перед [явною] несправедливостью, лишь бы иметь возможность обогатиться. Итак, неужели у вас еще возникает сомнение в том, следует ли наказать нечестивцев, когда того желает сам Предвечный и требует, чтобы [мы] всегда ненавидели заносчивость и несправедливость, тем более, что мы в данном случае начали не только вполне справедливую, но и необходимую войну? То, что [даже] у эллинов и варваров признается за величайшее беззаконие, они сделали с нашими посланниками, а именно убили их. Греки считают послов людьми священными и неприкосновенными, мы же получили величайшие откровения и священнейшие законы наши от вестников самого Господа Бога. Священное имя послов может напоминать людям о Господе Боге и в состоянии примирять врагов между собою. Итак, разве можно совершить более крупное беззаконие, как убить послов, отправленных для выяснения истины? И каким образом такие люди смогут впредь быть счастливыми в жизни или рассчитывать на военную удачу, если они совершили такое злодеяние? Я полагаю, что это невозможно. Впрочем, быть может, найдется человек, который скажет, что правда на нашей стороне, тогда как враги и многочисленнее и храбрее нашего. Но так говорить совершенно недостойно вас, ибо на чьей стороне право, там и Бог, а где Господь Бог, там и сила и мужество. Если мы разберем наше положение, то придем к следующим результатам: в первой битве мы остались победителями; когда мы вторично сразились с ними, то они также не выдержали нашего нападения, но тотчас ударились в бегство, не будучи в состоянии выдержать наш натиск и нашу храбрость. Когда мы уже одерживали победу, на нас напал Афенион, не известив нас о своей войне с нами. Разве это свидетельствует о храбрости врагов, а не о вторичной гнусности и коварстве? Чего нам поэтому отчаиваться в таком положении, которое, напротив, раскрывает нам наилучшие надежды? Неужели нам страшиться таких людей, которые всегда побеждаемы, когда сражаются по всем правилам, а когда считают себя победителями, то всегда достигают этого незаконным способом? Итак, если кто-нибудь все-таки станет еще считать их храбрыми, разве он сам при таком положении вещей не бросится на них с еще большим мужеством? Ибо отвага заключается не в бою со слабыми противниками, а в умении побить более сильных врагов. Если же кого-либо устрашают наши домашние бедствия и результаты землетрясения, то пусть он подумает о том, что этими самыми бедствиями введены в заблуждение те же арабы, имеющие о них самое преувеличенное представление, а также о том, как недостойно нам трусить из-за того, что придает им столько смелости. Ведь враги наши набираются храбрости не вследствие какой-нибудь своей личной удачи, но потому, что рассчитывают, что мы утратили всякую надежду, будучи сломлены нашими бедствиями.
Когда же мы двинемся на них, то сумеем умерить их пыл, причем наше мужество возрастет по мере того, как они в битве будут падать духом. Ведь мы вовсе не понесли уже столь крупного урона, да и постигшее нас бедствие вовсе не является, как готовы думать некоторые, знаком гнева Предвечного на нас. Вся эта неудача — дело простого случая. Если же все это случилось по желанию Господа Бога, то ясно, что теперь и прекратилось по Его желанию, ибо он удовлетворяется прошедшим; если бы он и дальше думал наказывать нас, то не изменил бы теперь Своего решения. А что сам Господь желает этой войны и считает ее справедливою, это видно из следующего: в то самое время, когда многие в стране погибли от землетрясения, все солдаты остались невредимыми и все вы спаслись, так что тем самым Предвечный показал вам, что, если бы вы двинулись в поход всем народом, с детьми и женами, никто из вас не потерпел бы никакого урона. Имея все это в виду, особенно же памятуя, что в Господе Боге вы имеете всегдашнего заступника, вы теперь смело и спокойно можете выступить против тех, кто нечестив к друзьям, кто вероломен в битвах, кто насильствен по отношению к послам и кто всегда был побеждаем вашею доблестью».
После этой речи иудеи почувствовали больше храбрости вступить в бой. Ирод же совершил установленные жертвоприношения и быстро двинулся на арабов, перейдя через реку Иордан. Затем он расположился лагерем вблизи врагов, имея в виду занять лежавшее между ним и неприятелями укрепление, которое считал полезным для себя как в случае быстрого начала битвы, так и в том случае, если бы дело затянулось, так как у него был бы в распоряжении укрепленный стан. Так как и арабы рассчитывали таким же точно образом, то произошел бой из-за крепости. Сперва завязалась перестрелка, затем большие толпы вступили между собою в рукопашный бой, причем порядочное число людей пало с обеих сторон, и наконец арабы были побеждены и отступили.
Это тотчас же сильно воодушевило иудеев; Ирод же, понимая, что войско арабское теперь решится скорее на все другое, только не на бой, начал храбро срывать их укрепления и двинулся вперед с целью овладеть их лагерем. Таким образом, враги были принуждены биться и выступили в беспорядке и робко, потеряв всякую надежду на одержание победы. И все-таки они вступили в бой, уповая на свое большинство и побуждаемые к тому необходимостью. Произошла ожесточенная битва, в которой пало немало людей с обеих сторон. Под конец, однако, арабы были обращены в бегство. При этом началась страшная резня среди бегущих, потому что они не только умирали от руки врагов, но сами губили друг друга, ибо при массе и беспорядочности беглецов последние топтали друг друга или ранили себя своим же собственным оружием. Таким образом их пало около 5000 человек, остальная же масса врагов поспешно бежала в [какое-то] укрепление, где ей, однако, представлялось мало надежды спастись вследствие недостатка в съестных припасах, особенно же в воде. Преследовавшим их иудеям не удалось проникнуть вместе с ними в крепость; поэтому они окружили ее и отрезали к ней решительно всякий доступ, не впуская и не выпуская из нее никого.
В такой крайности арабы отправили парламентеров к Ироду, чтобы переговорить с ним об условиях сдачи, а также (вследствие ужасной жажды) с предложением каких угодно условий, лишь бы он дал им воды. Однако царь не принял ни послов, ни выкупа за пленных, ни другого чего-либо, потому что намеревался наказать их за все несправедливости, нанесенные ими иудеям. Таким образом, побуждаемые недостатком всего прочего и особенно жаждою, некоторые арабы вышли из крепости, отдались в руки врагов и дали связать себя. Так в течение пяти дней отдались в плен около четырех тысяч человек; на шестой день все остальные решили сделать из крепости нападение на врагов и вступить с ними в бой, предпочитая пасть на поле брани в случае необходимости, чем бесславно погибать поодиночке. Решив это, они вышли из укрепления, но не могли долго биться и храбро сопротивляться, потому что были утомлены душою и телом и видели благодеяние в смерти и позор, если бы остались в живых. В этой первой битве пало около семи тысяч человек. После такого удара арабы окончательно утратили все свое прежнее мужество. В таком бедственном положении арабы, изумляясь военному искусству Ирода, добровольно подчинились ему и признали его правителем своего народа. Ирод, очень радуясь своим успехам, вернулся в свою страну, где его сильно превозносили за этот его доблестный подвиг.
Иосиф Флавий. Иудейские древности 15, 5, 1-5

Надо честно сказать, что Ирод воевал не совсем с арабами. Он воевал с Набатейским царством. Набатеи (Ναβαταΐοι, Nabat, Nabit) — полукочевой семитский народ античной и римской эпохи, близкий арабам и идумеям, и имевшим собственное государство — Набатейское царство. Язык набатеев близок к арабскому, надписи их сделаны на арамейском языке. И вот, что интересно, набатейский народ, ничуть не меньше по численности и по занимаемой территории иудейского, бесследно ассимилировался. Теперь упоминание о Набатейском царстве занимает одну страницу в Википедии. Почему такая же судьба не постигла еврейский народ после 136 года?

Последний раз редактировалось Сергей Чевычелов; 03.03.2017 в 00:32.
Сергей Чевычелов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.03.2017, 23:32   #2
Сергей Чевычелов
Форумчанин
 
Регистрация: 26.02.2017
Сообщений: 60
По умолчанию Исторические реминисценции 2

Мишна. Трактат Авот. Глава V.5 (Перевод Н. Перферковича, 2011 год). http://yudovin.co.il/websitesfolders...пиркейавот.pdf

5. Десять чудес явлены предкам нашим в Храме: не случался у женщины выкидыш от запаха священного мяса, священное мясо никогда не портилось; мухи не видно было никогда в храмовой бойне; с перво*священником не приключилось кери (пр; букв, «случайность», имеется в виду непроизвольное семяизвержение. Переферкович предпочел латинское pollutio nocturna, но ввиду того, что сегодня классическое образование стало редкостью, мы предпочли иной перевод) в День Искупления (Йом Кипур); дожди не погашали огня на жертвеннике; ветер не развеивал дымового столба (курения); не случалось, что стали негодными по какой-либо причине омер, два хлеба и хлеб предложения; стояли в тесноте, а поклоны творили в просторе; змея и скорпион никогда не
причиняли вреда в Иерусалиме; и никто не говорил другому: «Мне негде ночевать в Иерусалиме»

Так было на момент написания трактата Авот. Однако, потом истории известно два случая смены коэна гадоль из-за кери — поллюции ноктурна. Первый такой случай описан в моем романе «Последний пророк» http://berkovich-zametki.com/Kiosk/Chevychelov.pdf
и произошел примерно в 6-5 году до н.э., второй — произошел при правлении последнего из иродиадов, правнука Ирода — Агриппы II, который имел право назначать первосвященников (коэнов гадоль). Однако и это было предусмотрено в Торе (Тора — здесь везде в широком смысле).

Привожу здесь отрывок из моего романа «Последний пророк».

— Ну чего молчишь? Зачем пришел? Почему не одет как надо? Вечером начинается Йом Кипур. Ты должен ночевать и молиться в Храме постоянно. Вопрос Ирода вывел первосвященника из
оцепенения.
– Этой ночью у меня был сон, что я совокупляюсь с женой. И теперь я не могу на Йом Кипур быть первосвященником. Ирод усмехнулся
– За все время, что я царствую. А сколько я
царствую, Николай? В волнении Матфий не заметил сидящих за столами у стены справа Николая, секретаря Ирода, и Птолемея, хранителя царской печати-перстня. Долговязый Николай с широким и постоянно багровым лицом приподнялся.
– 35 лет… Живи и здравствуй Царь во веки!
– Так вот, за 35 лет еще такого не было. Но, я точно знаю, что в Торе написано, что надо делать.
– Если случилось, что первосвященник стал ритуально нечистым и не может выполнить свое служение в Храме, вместо него назначают другого, который исполняет все, что нужно. Однако после того как первый снова становится ритуально чист, он возвращается к выполнению своих функций и называется с тех пор «первосвященник, служащий в Храме». Второй же – после того, как он уступает место первому, – получает название «первосвященника, сошедшего с первосвященничества».
– Понятно. Ты, Матфий, я вижу, начинаешь ученый диспут. В таком случае, садись. Ирод показал на первый ряд кафедр слева от него.
– И мы обсудим, что бы все было по закону.Насколько я знаю, чтобы посвятить в первосвященники, нужна седмица. А мы должны иметь первосвященника сегодня вечером.
– Есть два вида первосвященников, – ответил Матфий. И продолжал, – первосвященник, помазанный маслом для помазания, и первосвященник, носящий больше одежд, чем обычный коэн. Помазанный священник действительно должен посвящаться седмицу. Священник, носящий больше одежд, должен только надеть одежду первосвященника. То есть, к одежде коэна добавить ефод, наперсник, сменить головной убор.
– А может ли священник, носящий больше одежд, выполнять все обязанности первосвященника, а главное,может ли он служить в Йом Кипур? – с интересом спросил Птолемей. — Первосвященник, носящий больше одежд, не может только совершать жертвоприношение быка за нарушение всех заповедей и приносить в дар десятую часть эйфы тонкой пшеничной муки, смешанной с четвертью ина выбитого елея. Все остальное он может, в том числе и служить в Йом Кипур. Матфий замолчал, ожидая дальнейших вопросов.
– В таком случае, – сделал вывод Ирод. – Мы можем одеть дополнительно до первосвященника главного коэна дежурной чреды. Кто сейчас главный коэн? Матфий коротко хохотнул. Непонятно, был ли это осуждающий смех, ироничный, а может быть завистливый.
– Завтра продолжает службу Авиева чреда. Главный коэн – Захарияху бен Варахия. – несколько выспренно сказал Матфий. И продолжал, уже с непонятным для собеседников уважением. Уважение было бы понятно для ревностного хранителя законов Торы.
– Захарияху теперь пророк, а сын его станет или пророком или даже мессией. Этот коэн уже теперь имеет личную охрану. Не так давно вечером по дороге в Храм на него напали разбойники. Тут же откуда-то появились люди в белых плащах, кто-то крикнул: «Пророка убивают!» На
улицу из домов высыпал народ. Разбойники еще легко отделались. Надеюсь, никого из них не убили. Ирод и Птолемей переглянулись.
– И еще, – сказал Матфий, – Я боюсь, что он не захочет обратно в коэны. А народ может его поддержать. Такой случай есть в Торе. Ирод задумался. Все молчали.
– Хорошо, – наконец сказал Царь, – что ты, Матфий, предлагаешь?
– Мой родственник Иосиф бен Эллим, коэн, вполне может меня завтра заменить. Можете с ним поговорить, я привел его сюда.
– Говорить с ним не обязательно, а вот посмотреть на него стоит: нет ли у него физических изъянов, мешающих службе первосвященника. Ирод криво улыбнулся. Видимо вспомнил, как
Антигон откусил уши Гиркану, лишая его первосвященничества.
– В наличии других изъянов приходится положиться на тебя, Матфий.
– Нет у него никаких изъянов, – пробормотал Матфий.
Пригласили Иосифа. Осмотрели его. По знаку Ирода Николай подошел к Иосифу, ощупал руки, ноги, заглянул в рот.
– Годен. – Резюмировал Николай.
– Ну, тогда пиши.
Николай сел, развернул на коленях пергамент. Ирод стал диктовать.
– Ввиду того, что первосвященник Матфий бен… Матфий крикнул с места: «бен Теофил».
– Теофил стал ритуально нечистым и не может выполнить свое служение в Храме, вместо него назначить на один день Йом Кипура первосвященником Иосифа бен Эллим. На следующий день после Йом Кипура Матфию бен Теофил возвращается первосвященничество, а Иосиф бен Элим становится сошедшим со своей должности.
Сергей Чевычелов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.03.2017, 11:02   #3
Сергей Чевычелов
Форумчанин
 
Регистрация: 26.02.2017
Сообщений: 60
По умолчанию Исторические реминисценции 3

Самаритя́не (самаря́не) (ивр. ‏שומרונים‏‎ — «шомрони́м», כותים — «кутим» (то есть переселенцы из месопотамского города Куты) — малочисленная этно-религиозная группа, представители которой компактно проживают в квартале Неве-Пинхас израильского города Холон (пригород Тель-Авива) и в деревне Кирьят-Луза (Неве-Кедем) у горы Гризим неподалеку от города Наблус (Шхем) на Западном берегу реки Иордан. Языки: иврит (самаритянская письменность на основе древнееврейского алфавита, близкого к финикийскому), самаритяне Шхема владеют также арабским. Религия — своеобразная версия допрофетического иудаизма. Священным Писанием считается только Самаритянское Пятикнижие. Численность — около 720 человек (2008 г). Самаритяне считают себя потомками жителей Израильского царства, точнее, колена Иосифа, разделившегося на колена Ефрема (Эфраима) и Манассии (Менаше). Название группы и обозначение всей территории — Самария — происходит от названия последней столицы Израильского царства, основанной царём Амврием (Омри) и разрушенной Ассирией. Согласно иудейской традиции, самаритяне — потомки гутиев (у Иосифа Флавия — хуфейцы), переселённых Ассирией на территорию бывшего Израильского царства, и вскоре воспринявшие иудаизм от своих соседей иудеев.

В 170 г. до н. э. греко-сирийский царь Антиох Эпифан из династии селевкидов ввел в Иерусалим войско для восстановления порядка. В 168 г. до н. э. в результате слухов о гибели царя, волнения переросли в мятеж, который был жестоко подавлен Антиохом.
Теперь слово Иосифу Флавию.

«Вместе с тем он [Антиох] принудил их отказаться от почитания своего Бога и навязал им его собственных богов, которым иудеи должны были в каждом городе и каждом селении посвящать рощи и воздвигать алтари; на последних, по его приказанию, они обязаны были ежедневно приносить в жертву свиней. При этом царь запретил также иудеям совершать обряд обрезания над мальчиками и грозил наказанием всякому, кто решился бы ослушаться этого запрещения. С этой же целью он назначил особых надзирателей, на обязанности которых лежало принуждать евреев к исполнению всех этих предписаний. И действительно, много иудеев, отчасти добровольно, отчасти из страха перед угрожающим наказанием, стали исполнять эти царские повеления. Однако наиболее выдающиеся и благородные из иудеев не обращали внимания на царя, ставя исполнение издревле установленных обычаев выше наказания, которым тот угрожал за ослушание, и потому ежедневно нескольким из них пришлось подвергаться пыткам и умирать в жестоких мучениях. Их бичевали, терзали и затем живьем пригвождали к крестам; женщин же и детей, которые были наперекор царскому велению обрезаны, подвергали казни через удушение и вешали затем тела их на шею пригвожденным к крестам мужьям и родителям. Если же у кого-либо находили книгу со священными законами, то она уничтожалась, и всякий, у которого таковая была найдена, должен был умирать жалкою смертью.
Когда самаряне увидели все эти бедствия иудеев, то перестали выдавать себя за их сородичей и стали уверять, что их храм на [горе] Гаризим вовсе не воздвигнут в честь Всевышнего Бога; другими словами, они поступили сообразно своей обычной манере, о которой мы уже упоминали, и выдавали себя за потомков мидян и персов, что вполне правильно. Вместе с тем они отправили к Антиоху послов с письмом следующего содержания:
«Послание царю Антиоху Богу Эпифану от сидонцев из Сихема. На основании некоего суеверия наши предки, побуждаемые к тому различными постигшими страну бедствиями, установили обычай почитать тот день, который у иудеев носит название субботнего. Вместе с тем они воздвигли на горе Гаризим святилище без определенного назначения и приносили тут разные жертвы. И вот, так как ты воздаешь теперь иудеям должное возмездие за все их гнусности, царские чиновники, полагая, что мы родственны евреям и потому следуем их примеру, подвергают и нас подобным же наказаниям, тогда как мы по происхождению своему сидоняне. Последнее, впрочем, видно и по государственным записям. Ввиду всего этого умоляем тебя, нашего благодетеля и спасителя, повелеть своему наместнику Аполлонию и уполномоченному своему Никанору не обижать нас применением к нам тех карательных мер, которые установлены для иудеев; ведь мы, как по своему происхождению, так и по своим обычаям, не имеем ничего общего с последними. Вместе с тем пусть будет никому не посвященное святилище наше предназначено греческому Зевсу. Если это будет сделано, то преследования наши само собою прекратятся, и мы сможем безбоязненно посвятить себя делам своим, от чего увеличатся лишь твои собственные доходы».
На эту просьбу самарян царь послал им следующий ответ: «Царь Антиох Никанору. Сихемские сидоняне препроводили ко мне прилагаемую записку. Так как в совещании, которое я устроил по этому поводу с приближенными моими, посланные самаряне подтвердили, что возводимые на иудеев обвинения совершенно не применимы к ним, самарянам, и что последние готовы жить по греческим обычаям, мы освобождаем их от преследований и посвящаем, сообразно их просьбе, их храм Зевсу греческому».
Такой же указ царь послал и наместнику своему Аполлонию в сто сорок шестом году, в восемнадцатый день месяца гекатомбеона».

Самаряне потом дважды объединялись с иудеями, чтобы в 6 году скинуть Архелая, а в 36 — Понтия Пилата.
Сергей Чевычелов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.03.2017, 19:25   #4
Сергей Чевычелов
Форумчанин
 
Регистрация: 26.02.2017
Сообщений: 60
По умолчанию Исторические реминисценции 4

Когда об этом услышал малолетний Антиох, то очень разгневался, немедленно послал за своими полководцами и приближенными и приказал им навербовать наемников и созвать под знамена всех способных носить оружие подданных царства. Таким образом было собрано войско приблизительно в сто тысяч пехотинцев и двадцать тысяч всадников с тридцатью двумя слонами. С этим войском царь двинулся из Антиохии в сопровождении Лисия, которому было поручено главное командование над всей ратью. Прибыв в Идумею и двинувшись затем к укрепленному и представлявшему большие затруднения городу Бет-Цуре, он остановился тут и приступил к его осаде. Но так как бетцурцы оказывали упорное сопротивление и при вылазках поджигали его осадные орудия, осада города затянулась на продолжительное время.
Между тем Иуда, узнав о приближении царя, отказался от дальнейшей осады крепости, двинулся навстречу царю и расположился лагерем в ущелье Бет-Захарии на расстоянии семидесяти стадий от неприятелей. Тогда царь снял осаду Бет-Цуры и повел свое войско к ущелью, где был стан Иуды. С наступлением утра он выстроил свое войско к битве. Слоны должны были следовать гуськом один за другим, потому что их нельзя было выстроить рядами вследствие тесноты места. Вокруг каждого слона выстроились до тысячи пехотинцев и пятьсот всадников. На спине у каждого слона помещалась высокая башня со стрелками. Остальному войску было приказано с обеих сторон взбираться на горы, причем командование этими отрядами было поручено царским приближенным. Дав приказание трубить нападение, царь направил свое войско на врагов, причем были обнажены золотые и серебряные щиты[57], издававшие необычайный блеск. В горах раздавалось громкое эхо от криков нападающих.
Видя это, Иуда не растерялся, но храбро встретил врагов и уложил на месте около шестисот человек авангарда. Брат же Иуды, Элеазар, носивший прозвище Аурана, увидев, что самый огромный слон вооружен царскими доспехами, и предполагая, что на нем сидит сам царь, с беззаветною храбростью бросился на него. Тут он перебил множество из окружавших слона воинов, разогнал остальных, а затем, подобравшись под слона, нанес последнему смертельный удар в живот. Слон упал на Элеазара и задавил его своею тяжестью. Таким образом потерял жизнь тот герой, который столь храбро лишил жизни многих врагов. (Иосиф Флавий. Иудейские древности, 12, 9, 3-4).

Численность личного состава частей Объединённой группы войск, согласно официальному сайту chechnya.genstab.ru, составила: свыше 15 000 чел., около 200 танков, свыше 500 БМП, БТР; 200 орудий и миномётов… Из Моздока в Грозный прорвалась танковая колонна. Танки шли без прикрытия, без сопровождения пехоты… Итог был печальный, почти все машины сожгли и подорвали в самом центре Грозного. (1994 г.)…
…При подходе к мосту нас начали расстреливать из крупнокалиберных пулеметов, четко работали боевики-снайперы. Нашему взору предстало: первый танк идет по мосту, а его обстреливают где-то с семи, восьми направлений. Колонна шла через мост, неся потери. Колонна потеряла два бэтээра, были взорваны танк и кошеэмка (командно-штабная машина). В связи был сплошной бардак. Никто большей частью не представлял: кто с кем говорит. Десантная рота, замыкающая колонну, не прошла. Её отсекли и расстреляли — всех. Как потом рассказывали, чеченцы и наемники добивали раненых десантников выстрелами в голову, а наша колонна об этом даже не знала. Выжили только прапорщик и солдат…
Сергей Чевычелов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.03.2017, 19:28   #5
Сергей Чевычелов
Форумчанин
 
Регистрация: 26.02.2017
Сообщений: 60
По умолчанию Исторические реминисценции 5

2004 г.
Как сообщает «Интерфакс», трагедия разыгралась в одной из деревень индийского штата Ассам. Дикие слоны вошли в село и наткнулись на емкости с рисовым пивом. Выпив вкусный напиток до дна, захмелевшие животные разбуянились и принялись бегать по деревне, сметая все на своем пути. К несчастью, под ноги им попались несколько деревенских жителей. Это не единичный случай, когда слоны нападают на деревни в Ассаме. Животные обычно вытаптывают рисовые поля и разрушают амбары. Однако индийские зоологи подмечают, что в последние годы «у слонов развился вкус к рисовому пиву и самогону. Именно за этим они и наведываются в деревни».

Приблизительно 164 г. до н.э.
Именно поэтому Ония (Ония сбежал от гонений Антиоха из Иерусалима к царю Египта Птолемею. От последнего и его жены Клеопатры он получил участок земли в номе Гелиополя в Нижнем Египте и построил на нем храм наподобие Иерусалимского Храма. Возглавлял войско Птолемея Филометора. — С.Ч.) стал продолжать войну на стороне Клеопатры и не поступился своей верностью царям, когда им угрожала опасность. Бог – свидетель справедливости его поступков. Ведь когда Птолемей Фискон принял решение сразиться с войском Онии, он схватил всех находившихся в городе евреев вместе с женами и детьми и, связав их и раздев донага, бросил под ноги слонам, чтобы те растоптали их; для этого он даже напоил животных вином, но случилось противное тому, что он ожидал. Слоны, не тронув евреев, устремились на его
приближенных и истребили многих их них. Вслед за тем ему было ужасное видение, которое повелело не причинять этим людям никакого вреда. Также его любимая наложница (одни говорят, что ее звали Итака, другие – Ирина) умоляла его не совершать такого ужасного святотатства, и он уступил ей и раскаялся в том, что уже сделал или только собирался. По этой причине все еврейское население Александрии, как известно, празднует этот день, ведь тогда с очевидностью они удостоились избавления от самого Бога.
Иосиф Флавий. Против Апиона 2,5.
Сергей Чевычелов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.03.2017, 19:30   #6
Сергей Чевычелов
Форумчанин
 
Регистрация: 26.02.2017
Сообщений: 60
По умолчанию Исторические реминисценции 6

Так, например, сын его, Ирод, нарушил наш закон, казнив Иезекию и его товарищей. А между тем закон запрещает казнить без приговора суда даже преступника. Тем не менее он решился на такое деяние, не имея от тебя на то полномочия».
4. При этих словах Гиркан склонился [в пользу обвинителей], тем более, что и матери убитых Иродом возбуждали его гнев тем, что ежедневно напоминали в храме царю и народу, что он должен предать Ирода суду синедриона. Все это наконец побудило Гиркана вызвать Ирода в суд, дабы он оправдал себя в возводимых на него обвинениях. Ирод действительно явился в суд, причем отец посоветовал ему явиться туда не в качестве частного лица, но с предосторожностями и отрядом телохранителей. Сделав в Галилее нужные на всякий случай распоряжения, Ирод явился в сопровождении такого отряда, который по сравнительной многочисленности своей не мог возбудить опасений у Гиркана, но вместе с тем был достаточен для того, чтобы в случае необходимости защитить его в суде. Тем временем наместник сирийский Секст написал Гиркану письмо с предложением оправдать Ирода и с выражением угрозы в противном случае. Письмо Секста явилось для Гиркана желанным поводом освободить Ирода, которого он любил как родного сына, от ответственности перед синедрионом. И вот, когда Ирод, окруженный своим отрядом, явился в синедрион, он нагнал на всех такой страх, что никто из прежних его обвинителей не решился сказать против него ни одного слова; наступила минута всеобщего молчания, и все были в полном недоумении, что делать дальше. В таком положении один только человек, некий Самея, муж праведный и стоявший, вследствие того, выше всякого страха, поднялся со своего места и сказал: «Судьи! И ты, царь! Ни я сам, ни вы, вероятно, никогда еще не видали, чтобы таким образом являлся в суд обвиняемый. Всякий, кому приходилось когда-либо являться сюда на судьбище в качестве обвиняемого, являлся сюда в смущении и с робостью, с видом человека, желающего возбудить нашу жалость, с распущенными волосами и в темном одеянии. Между тем наш любезнейший Ирод, обвиняемый в убийстве и с этой целью приглашенный сюда, облекся в пурпур, убрал по-праздничному свою голову и явился к нам в сопровождении воинов с целью перебить всех нас, если мы по закону осудим его, а самому спастись, совершив насилие над правосудием. Впрочем, я не стану обвинять Ирода, что он более занят ограждением своей личной безопасности, чем соблюдением закона: ведь вы сами, равно как и царь, приучили его к такой смелости. Однако знайте, что Господь Бог всемогущ и что этот [юноша], которого вы теперь желаете в угоду Гиркану оправдать, некогда накажет вас и самого царя за это».
Все это действительно впоследствии вполне сбылось: Ирод, сам став царем, казнил всех судей синедриона, кроме одного Самеи, равно как самого Гиркана. Самею Ирод ставил очень высоко за его праведность, равно как за то, что, когда впоследствии город был осаждаем Иродом и Сосием, Самея уговорил народ впустить их, ссылаясь при этом на то, что вследствие греховности народа это неизбежно.
Иосиф Флавий. Иудейские древности. 14 книга, 3-4.,

«Письмо к съезду» написано В. И. Лениным в конце 1922 года и содержит оценку его ближайших соратников. Письмо было оглашено в 1924 году на Политбюро перед XIII съездом РКП (б) Н. К. Крупской.
Манера поведения Сталина заставила Ленина пересмотреть его назначение, и в добавлении к «Письму к съезду» от 4 января 1923 года Ленин указал:
«Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д. Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я думаю, что с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мною выше о взаимоотношении Сталина и Троцкого, это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение.» Сталин был единственным человеком (упоминавшемся в письме), которого Ленин желал отстранить с занимаемого поста. После заслушивания письма Сталин, по утверждению Троцкого, впервые заявил об отставке:
— Что ж, я действительно груб… Ильич предлагает вам найти другого, который отличался бы от меня только большей вежливостью. Что же, попробуйте найти.
— Ничего, — отвечал с места голос одного из тогдашних друзей Сталина. — Нас грубостью не испугаешь, вся наша партия грубая, пролетарская.
Каменев предложил решить вопрос голосованием. Большинство высказалось за оставление Сталина на посту Генерального секретаря РКП(б), против голосовали только сторонники Троцкого.
Члены Политбюро в 1923 г.:
Ленин — умер в 1924.
Троцкий — убит по приказу Сталина в 1940.
Зиновьев — расстрелян по делу Антисоветского объединённого троцкистско-зиновьевского центра в 1936.
Каменев — расстрелян по делу Антисоветского объединённого троцкистско-зиновьевского центра в 1936. Утверждается, что по дороге к месту расстрела он держался стойко, пытался приободрить павшего духом Григория Зиновьева: «Перестаньте, Григорий, умрём достойно!»
Сталин -умер в 1953.
Рыков (председатель ВСНХ, зам. председателя СНК) — расстрелян по приговору 3 Московского процесса в 1938.
Томский — Газета «Правда» от 23 августа 1936 года сообщала: «ЦК ВКП(б) извещает, что кандидат в члены ЦК ВКП(б) М. П. Томский, запутавшийся в своих связях с контрреволюционными и троцкистско-зиновьевскими террористами, 22 августа на своей даче в Болшеве покончил жизнь самоубийством»
Кандидаты в члены Политбюро:
Бухарин — расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР в 1938.
Калинин — умер в 1946.
Молотов — умер в 1986.
Рудзутак — расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР в 1938. Серго Микоян, ссылаясь на рассказы отца, — «Говорят, он (Ленин) в беседах называл Рудзутака. И его фамилия обсуждалась. Но он был очень нерешительным человеком», — выдвигает гипотезу, что Ленин мог рассматривать кандидатуру Рудзутака на должность Генерального секретаря вместо Сталина. Эту же мысль развивает и Ольга Шатуновская.

Они все умерли, и я должна сказать. (Марина Цветаева)
Сергей Чевычелов вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Вкл.

Быстрый переход



Текущее время: 15:02. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot
Мнение Администрации форума может не совпадать с мнением авторов сообщений.